О сервере
Основы
Полезно знать
Энциклопедия
Аддоны
Фан и Мультимедия
ДОРОГА К ПРОКЛЯТИЮ ГЛАВА 3

Глава 3
Во втором крыле было все то, о чем мог мечтать Кел’Тузед. Магические артефакты, оборудование для лаборатории, различные материалы, на фоне которых его старые лаборатории казались лишь жалкой пародией. Огромные комнаты, которые могли бы вместить целую армию помощников. Животные-нежить, которые были помещены вместе отдельно от остальных, и оживлены. Было даже несколько человекообразных монстров – нежити, созданной из частей человеческих тел. На этих телах не было ни единой раны, в отличие от нерубианцев, люди не сражались за свою жизнь. Должно быть, некромант добывал тела на местном кладбище. Это было мудрое решение, чтобы не привлекать внимания. В противном случае Кирин Тор принял бы незамедлительные меры.

К сожалению, третье крыло оказалось менее интересным. Анубарак показал ему арсенал и площадку для изучения навыков боя. Потом повелитель склепа повел его сквозь палаты, заполненные сотнями – нет, тысячами закупоренных бочек и ящиков для хранения ресурсов. Зачем Наксрамасу столько запасов? Да, если произойдет невероятное, и башню осадят, у них не будет недостатка в ресурсах.

В конце концов, он и Анубарак дошли до последнего крыла. Здесь в саду росли огромные грибы, выделявшие ядовитые газы, от которых Кел’Тузед почуствовал себя плохо. Почва под каждым их грибов казалась неестественной и как будто зараженной. Подойдя поближе, чтобы рассмотреть их, он наступил на что-то, что сплющилось под его ногой. Это было существо размером с кулак, напоминавшее какую-то личинку.
Он вздрогнул и торопливо прошел вперед. В следующей комнате он увидел ряд небольших котлов с пузырящейся зеленоватой жидкостью. Испытывая любопытство, несмотря на отвратительный запах, исходящий от этого вещества, Кел’Тузед шагнул вперед, но огромная лапа резко преградила ему путь.

«Хозяин не хочет, чтобы ты умирал. Твое время еще не пришло», - сказал Анубарак.
У Кел’Тузеда перехватило дыхание. «Это может убить меня?», - спросил Кел’Тузед.
«При жизни многие отказываются служить хозяину. Но это вещество решает все трудности», - молвил Анубарак. Взглянув на остолбеневшего Кел’Тузеда, повелитель склепа сказал: «Пойдем, я покажу тебе».
Анубарак привел его в комнату, в которой находилось двое заключенных. Судя по их простой, домотканой одежде это были жители деревни. Мужчина держал в объятиях мертвенно-бледную и взмокшую от пота женщину. Оба они были живы, хотя и не оставалось сомнений в том, что женщина больна. Кел’Тузед с тревогой посмотрел на повелителя склепа.
Ее отчаявшийся взгляд упал на Кел’Тузеда, и ее глаза заблестели: «О, сжалься мой господин! Силы оставляют меня. Я знаю, что сейчас произойдет. Одна вспышка пламени, молю тебя. Позволь мне насладиться покоем».
Она боялась стать пленницей некроманта. По словам Анубарака, у нее не оставалось выбора. Кел’Тузед старательно избегал ее взгляда. В конце концов, она бы все равно не протянула долго.
Она вырвалась из объятий мужчины и уцепилась за прутья решетки: «Умоляю вас! Если вы не можете помочь мне, спасите хотя бы моего мужа!». И она безнадежно зарыдала.
«Успокойся, дорогая», - пробормотал мужчина - «Я не оставлю тебя».
«Заставь ее замолчать!», - яростно прошептал Кел’Тузед Анубараку.
«Шум раздражает тебя?», - спросил Анубарак. В мгновение ока он просунул один коготь через решетку и пронзил сердце женщины. Затем повелитель склепа небрежно бросил тело на пол.
Ее муж застонал от невыносимого страдания. Чувствуя себя виноватым, Кел’Тузед начал поворачиваться, но застыл на месте, когда увидел, что мертвое тело начало биться и метаться по каменному полу. От изумления мужчина раскрыл рот и замолчал.
Кожа мертвой женщины на глазах меняла цвет и приобретала едва заметный зеленовато-серый оттенок. Постепенно спазмы прекратились, и она неуверенно встала на ноги. Она повернула голову и поежилась, заметив своего мужа. «Стражи, уведите этого человека отсюда», - проскрежетала она.
Стражи не сдвинулись с места. Со стоном она запустила пальцы в свои спутанные каштановые волосы, и Кел’Тузед смог хорошенько рассмотреть ее лицо. Под кожей темнели кровеносные сосуды, а ее глаза казались дикими и обезумевшими.
Ее муж спросил с сомнением: «Любовь моя? С тобой все в порядке?»
Когда он попытался приблизиться к ней, из ее груди вырвался горький смех, перешедший в рычание: «Не подходи ближе».
Однако мужчина проигнорировал ее предупреждение и сделал еще один шаг вперед. Тогда она с силой отбросила его назад. Он ударился о прутья решетки и, ошеломленный, осел на пол.
«Не двигайся», - сказала девушка. Ее голос стал более гортанным: «Причинить тебе боль». Она обхватила себя руками, и начала отклоняться назад до тех пор, пока не стукнулась о противоположную сторону комнаты: «Причинить тебе боль». «Причинить тебе боль», - бормотала она, и что-то начало происходить с ее голосом.

Ничего не понимая, Кел’Тузед наблюдал как она медленно, судорожно поднесла руку к дырке в груди. Она зашипела, сделала гримасу и поднесла пальцы к своему рту. Затем облизала их. Потом, сделав неясное движение, она схватила своего мужа, внезапно ударила его и оскалилась.
Мужчина вскрикнул, и кровь потекла на пол комнаты. Кел’Тузед вздрогнул и сделал шаг назад. Он закрыл глаза, но это не помогло; он все еще слышал душераздирающие звуки. Разрывание, хруст. Жевание. Тихое отчаянное всхлипывание, внушавшее ему настоящий ужас, говорило о том, что женщина-нежить все-таки понимала, что она делает, но не могла остановиться.

В конце концов, он и Анубарак дошли до последнего крыла. Здесь в саду росли огромные грибы, выделявшие ядовитые газы, от которых Кел’Тузед почуствовал себя плохо. Почва под каждым их грибов казалась неестественной и как будто зараженной. Подойдя поближе, чтобы рассмотреть их, он наступил на что-то, что сплющилось под его ногой. Это было существо размером с кулак, напоминавшее какую-то личинку.
Он вздрогнул и торопливо прошел вперед. В следующей комнате он увидел ряд небольших котлов с пузырящейся зеленоватой жидкостью. Испытывая любопытство, несмотря на отвратительный запах, исходящий от этого вещества, Кел’Тузед шагнул вперед, но огромная лапа резко преградила ему путь.

«Хозяин не хочет, чтобы ты умирал. Твое время еще не пришло», - сказал Анубарак.
У Кел’Тузеда перехватило дыхание. «Это может убить меня?», - спросил Кел’Тузед.
«При жизни многие отказываются служить хозяину. Но это вещество решает все трудности», - молвил Анубарак. Взглянув на остолбеневшего Кел’Тузеда, повелитель склепа сказал: «Пойдем, я покажу тебе».
Анубарак привел его в комнату, в которой находилось двое заключенных. Судя по их простой, домотканой одежде это были жители деревни. Мужчина держал в объятиях мертвенно-бледную и взмокшую от пота женщину. Оба они были живы, хотя и не оставалось сомнений в том, что женщина больна. Кел’Тузед с тревогой посмотрел на повелителя склепа.
Ее отчаявшийся взгляд упал на Кел’Тузеда, и ее глаза заблестели: «О, сжалься мой господин! Силы оставляют меня. Я знаю, что сейчас произойдет. Одна вспышка пламени, молю тебя. Позволь мне насладиться покоем».
Она боялась стать пленницей некроманта. По словам Анубарака, у нее не оставалось выбора. Кел’Тузед старательно избегал ее взгляда. В конце концов, она бы все равно не протянула долго.
Она вырвалась из объятий мужчины и уцепилась за прутья решетки: «Умоляю вас! Если вы не можете помочь мне, спасите хотя бы моего мужа!». И она безнадежно зарыдала.
«Успокойся, дорогая», - пробормотал мужчина - «Я не оставлю тебя».
«Заставь ее замолчать!», - яростно прошептал Кел’Тузед Анубараку.
«Шум раздражает тебя?», - спросил Анубарак. В мгновение ока он просунул один коготь через решетку и пронзил сердце женщины. Затем повелитель склепа небрежно бросил тело на пол.
Ее муж застонал от невыносимого страдания. Чувствуя себя виноватым, Кел’Тузед начал поворачиваться, но застыл на месте, когда увидел, что мертвое тело начало биться и метаться по каменному полу. От изумления мужчина раскрыл рот и замолчал.
Кожа мертвой женщины на глазах меняла цвет и приобретала едва заметный зеленовато-серый оттенок. Постепенно спазмы прекратились, и она неуверенно встала на ноги. Она повернула голову и поежилась, заметив своего мужа. «Стражи, уведите этого человека отсюда», - проскрежетала она.
Стражи не сдвинулись с места. Со стоном она запустила пальцы в свои спутанные каштановые волосы, и Кел’Тузед смог хорошенько рассмотреть ее лицо. Под кожей темнели кровеносные сосуды, а ее глаза казались дикими и обезумевшими.
Ее муж спросил с сомнением: «Любовь моя? С тобой все в порядке?»
Когда он попытался приблизиться к ней, из ее груди вырвался горький смех, перешедший в рычание: «Не подходи ближе».
Однако мужчина проигнорировал ее предупреждение и сделал еще один шаг вперед. Тогда она с силой отбросила его назад. Он ударился о прутья решетки и, ошеломленный, осел на пол.
«Не двигайся», - сказала девушка. Ее голос стал более гортанным: «Причинить тебе боль». Она обхватила себя руками, и начала отклоняться назад до тех пор, пока не стукнулась о противоположную сторону комнаты: «Причинить тебе боль». «Причинить тебе боль», - бормотала она, и что-то начало происходить с ее голосом.

Ничего не понимая, Кел’Тузед наблюдал как она медленно, судорожно поднесла руку к дырке в груди. Она зашипела, сделала гримасу и поднесла пальцы к своему рту. Затем облизала их. Потом, сделав неясное движение, она схватила своего мужа, внезапно ударила его и оскалилась.

Мужчина вскрикнул, и кровь потекла на пол комнаты. Кел’Тузед вздрогнул и сделал шаг назад. Он закрыл глаза, но это не помогло; он все еще слышал душераздирающие звуки. Разрывание, хруст. Жевание. Тихое отчаянное всхлипывание, внушавшее ему настоящий ужас, говорило о том, что женщина-нежить все-таки понимала, что она делает, но не могла остановиться.

Испытывая отвращение и ужас, он телепортировался из Наксрамаса. Но не успел он сделать и нескольких шагов на негнущихся ногах, как его вырвало. Набрав полные ладони чистого белого снега, он яростно начал оттирать им рот и лицо. У него было такое ощущение, что он уже никогда не смоет все это. Во что он ввязался?
Одна за другой, разрозненные мысли начали складываться в единое целое. Некромант не был простым ученым, заинтересованным в изучении запретной области магии. И он ни на мгновение не прекращал укреплять свою крепость, готовясь к нападению. Он в огромных количествах производил жидкость, которая превращает людей в зомби. И еще в Наксрамасе хранились бесчисленные количества различных веществ, ресурсов, оружия, брони и были тренировочные площадки…
Все это было отнюдь не средством защиты. Это были приготовления к войне.
Внезапный порыв ветра оглушил его неземным воем, и перед его глазами появилось несколько ледяных духов. Когда-то он читал о них в Фиолетовой Цитадели (Violet Citadel). В туманном описании их смутных, полупрозрачных форм ничего не говорилось о холодной злобе, которую источали их пылающие глаза.
Один из духов придвинулся ближе и спросил: «Сожалеешь о сделанном? Как видишь, твоя небольшая хитрость не удалась. Ты не можешь сбежать от хозяина. В любом случае, у тебя не остается выбора. Куда ты пойдешь? И кстати, как ты думаешь, тебе кто-нибудь поверит?»
Сражение или бегство – вот что было бы геройским поступком. Геройским, но бессмысленным. Его смерть не изменит ровным счетом ничего. Но, согласившись стать учеником некроманта, Кел’Тузед выигрывал время, за которое он сможет усовершенствовать собственные навыки. Если он будет тренироваться постоянно, он сможет превзойти некроманта или лишить его защиты.

Он кивнул духу: «Отлично. Ведите меня к нему».
Дух перенес его обратно в цитадель и провел вниз через ряд залов и комнат. Кел’Тузед знал, что потом он не сможет вспомнить весь путь. Наконец, очутившись глубоко под землей, он вместе с духами вошел в огромную пещеру. Промозглый холод пробрал его до костей. В центре пещеры находился невероятно высокий пик скалы. Занесенные снегом ступени спиралью обвивали его и вели к вершине.

Он вместе с духами начал подъем. Сердце его сжалось от волнения и страха. Когда он понял, что замедляет шаг, он собрался с силами и снова ускорил темп. Однако его решимости хватило ненадолго. У него было такое ощущение, что какой-то груз тянет его назад. Очевидно, долгое путешествие через Нортренд утомило его больше сил, чем он думал.
Высоко над собой, на вершины пика он увидел едва различимый кусок кристалла. Нетронутый снегом, тот источал слабое голубоватое сияние. Никаких признаков присутствия некроманта не было.
Один из духов подтолкнул его ледяным порывом ветра. Оказалось, он снова замедлил свой шаг. С раздражением он плотнее завернулся в накидку и заставил себя продолжать подъем, хотя ему уже стало тяжело дышать.
Прошло некоторое время, как вдруг его окатил внезапный ледяной дождь. Остановившись посередине ступеней, он обернулся к своим сопровождающим. Воздух был грязным и удушающим, и он часто и тяжело дышал. «Подождите», - выдавил он.
Дух сзади него сказал: «Мы не можем отдыхать. И ты тоже».
Кел’Тузед был вынужден продолжить путь, согнувшись от изнеможения. Он с усилием поднял голову и увидел, что блестящий кристалл стал ближе. Теперь он выглядел как шершавый трон с какой-то неясной смутной фигурой внутри. Вокруг него в воздухе чувствовалась угроза.
Духи начали слегка задевать его и подгонять его криком. Эхо их голосов отражалось от стен пещеры. Ледяными дрожащими руками он ухватился за свою меховую накидку. Сердце стучало где-то в горле, и он почувствовал внезапное сильное желание развернуться и убежать прочь. «Где хозяин?», - спросил он высоким и дрожащим голосом.
Однако ответом ему был только сильный поток града. Споткнувшись, он продолжил свой путь. С каждым шагом трон, неясные очертания которого высились над ним, казался все более и более угнетающим, он как будто пригибал его голову и давил на плечи. Он едва мог идти. Вскоре он упал на колени.
Тогда некромант обратился прямо к Кел’Тузеду голосом, в котором не осталось даже и намека на доброту: «Пусть это станет твоим первым уроком. Я ненавижу тебя и твой народ. Я хочу уничтожить человечество, смести его с этой планеты, и можешь не сомневаться, у меня достаточно сил для этого.»
Безжалостные духи не позволяли ему остановиться. Он начал ползти. Враждебность некроманта угнетала его и вдавливала все глубже в снег. Кел’Тузед дрожал и стонал, и, о боги, как же жестоко он ошибся. Это была не просто усталость. Он страдал от невыносимого давления.
«Ты никогда не застанешь меня врасплох, потому что я не сплю и, как ты наверное уже догадался, могу с легкостью читать твои мысли как раскрытую книгу. Даже не надейся, что ты сможешь одолеть меня. Твой ничтожный мозг не способен справиться с той энергией, которой я управляю по собственному желанию.», - продолжал некромант.
Кел’Тузед уже давно порвал свою одежду, и она не защищала его от ледяных острых ступеней. И когда он с усилием полз по последней спирали, от его рук и коленей оставались кровавые следы. Окруженный туманом трон излучал леденящий холод. Как оказалось, он был сделан не из кристалла, а из чистого льда.
«Бессмертие может быть великим благом. Но также оно может стать вечной мукой, всю глубину которой ты еще не познал. Попробуй бросить мне вызов, и ты узнаешь, что такое настоящая боль. Ты будешь молить меня о смерти.», - не умолкал внутренний Некроманта.
Он подошел к трону на расстояние нескольких шагов, но дальше двинуться не смог. Он был беспомощен перед этой всесокрушающей аурой нечеловеческой мощи и ненависти. Невидимая сила согнула его и вдавила его лицо в жесткий камень. «Пожалуйста», - услышал он свой молящий голос. «Пожалуйста!», - больше Кел’Тузед ничего не смог вымолвить.
Наконец давление немного ослабло. Духи унеслись прочь, но Кел’Тузед помедлил перед тем, как подняться. Он сомневался, что вообще сможет это сделать. Однако его взгляд, против его воли устремился на его мучителя.
Внутри трона находились пластины брони. Вначале Кел’Тузеду показалось, что они просто черные, но, сильно прищурившись, он увидел, что они совершенно не отражают света. Фактически, чем дольше он смотрел, тем больше ему казалось, что они поглощают весь свет, надежду и рассудок.
Витиеватый шлем с остриями, несомненно, был короной. В нем мерцал единственный драгоценный камень голубого цвета; также, как и вся остальная броня, шлем оказался пустым. В одной руке фигура сжимала огромный меч, на лезвие которого были выгравированы руны. Здесь была власть. И здесь было отчаяние.
«Если ты станешь моим лейтенантом, ты получишь знания и научишься магии, которая позволит тебе осуществить твои самые желанные мечты. Но взамен, живой или мертвый, ты будешь служить мне до конца своей жизни. Если ты предашь меня, я превращу тебя в одного из своих рабов, и ты будешь служить мне безмолвно», - сказал Некромант.
Если он будет служить этому удивительному существу – этому Королю Мертвых (Lich King), как Кел’Тузед начал называть его – он, Кел’Тузед, получит огромную власть… и предаст себя вечному проклятию. Но это осознание пришло к нему слишком поздно. Кроме того, проклятие не значило ничего, если он все равно никогда не умрет по-настоящему.
«Я – твой. Клянусь тебе», - хрипло произнес Кел’Тузед.
В ответ Король Мертвых «показал» ему Наксрамас. Маленькие, одетые в черное, фигуры стояли вокруг ледника. Их руки, покрытые черной магией, поднимались и опускались, все действие сопровождалось жужжащим пением, смысл которого Кел’Тузед не понимал. Под их ногами дрожала земля, но они продолжали свое занятие.
«Ты отправишься в путь и предъявишь свидетельства моей власти. Ты станешь моим представителем среди людей и соберешь группу единомышленников, которые помогут осуществишь мой план. С помощью обмана, убеждений, болезни и силы оружия ты установишь мою власть над Азеротом.», - сказал Лич.
К изумлению Кел’Тузеда лед сдвинулся и треснул, и вершина зиггурата пронзила замерзшую землю. Из земли появилось здание. Люди в темных одеждах удвоили свои усилия, и огромная пирамида продолжала вырастать прямо на глазах. Куски грязи и льда с силой отлетали в сторону. Вскоре все строение целиком очистилось от земли. Медленно, но неумолимо, Наксрамас поднялся на воздух.
«Вот и твой корабль …», - произнес внутренний голос, который давно уже слился со словами Некромант